?

Log in

No account? Create an account

okrosh


Живи настоящим, помни о прошлом и думай о будущем.


Previous Entry Share Next Entry
Криминализация родителей. «Закон о шлепках» - перевод с юридического языка.
okrosh

Уважаемые родители!

Если Вы считаете себя законопослушными и добропорядочными гражданами, то скорее всего заблуждаетесь! Де-юре большинство из Вас периодически совершает преступления. Если Вы считаете это бредом, то попрошу не торопиться с выводами и дочитать эту статью до конца.

Дело в том, что 3 июля 2016 года был принят Федеральный закон N 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности», который уже получил название «закон о шлепках». При чем тут шлепки и какие преступления большинство из Вас совершает? Для ответа на эти вопросы я постараюсь осуществить перевод закона с юридического языка на понятный каждому обывательский. Благо образование и опыт имеется.

Сначала цитата из закона: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы» (в предыдущей редакции все, что выделено после слова «Кодекса» отсутствовало).

Что это значит? Это значит, что отныне уголовному наказанию за данное преступление могут быть подвергнуты исключительно близкие к потерпевшему лица, либо лица, нанесшие побои по «хулиганке» или вышеперечисленным мотивам. При чем побоями считаются не только удары, но и любое причинение физической боли, будь то щипки, укусы, выкручивание рук и ног и т.п. Наличие телесных повреждений здесь не обязательно. Т.е. если Вашего ребенка побьет какой-нибудь бомж на почве личных неприязненных отношений (не понравилось ему что-то, решил немного проучить), то ему грозит максимум 15 суток. А если Вы посмеете усмирить капризы своего ребенка, хотя бы просто грубо поставив его в угол – до 2-х лет лишения свободы.

Однако опасность этого закона даже не в наказании, а в его ювенальной и антисемейной направленности. Проблема в том, что у каждого закона есть своя логика. И в данном случае логика не в том, чтобы защитить детей от семейного насилия. Хотя бы потому, что в УК РФ уже есть статьи, которые осуществляют эту функцию: статья 117 «Истязание» (систематическое нанесение побоев) и статья 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» (если это деяние соединено с жестоким обращением с ним). Статья 116 УК РФ и раньше предусматривала уголовную ответственность за побои детей, однако раньше она работала в сторону разбирательств между взрослыми людьми, по части насилия в отношении детей работали вышеуказанные статьи. Сейчас же, эта статья очень хорошо встраивается во внедряемую (несмотря на протест гражданского общества) в нашей стране систему ювенальной юстиции.

По сути статья «Побои» профилактическая и подавляющее большинство уголовных дел прекращаются в мировых судах за примирением сторон. Но это просто сделать совершеннолетним лицам. В случае применения ее в отношении родителей, где потерпевший их ребенок, все намного сложнее. Ведь ребенок не является дееспособным лицом, уголовное дело возбуждается по факту, а не по желанию ребенка. Т.е. выявляется факт причинения родителем побоев, ребенку назначается законный представитель из числа сотрудников органов опеки, который уже может написать заявление в правоохранительные органы, несмотря на мнение ребенка. И в дальнейшем уже по своему усмотрению распоряжается правами ребенка в рамках уголовного дела. Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела в отношении родителя, органы опеки обязаны поставить этой семье клеймо «неблагополучной» и это также может быть основанием для изъятия ребенка из семьи. Как уже показывает российская практика, в последующем вернуть ребенка без посторонней юридической помощи практически невозможно.

Подведем итог. Этот закон не направлен на защиту детей от семейного насилия. Более того он существенно смягчает наказание за насилие в отношении Ваших детей любым посторонним лицам, и ужесточает в отношении родителей. Он является основанием для вмешательства государственных органов в АБСОЛЮТНО любую семью. В настоящее время любой синяк на теле Вашего ребенка, любой детский плачь из Вашего дома, могут являться основанием для проведения проверки на предмет совершения уголовного преступления, предусмотренного статьей 116 УК РФ. Не важно что на самом деле происходит в Вашей семье, если органы опеки или правоохранительные органы получают такой сигнал, они обязаны проверить.

Я не сторонник воспитания детей ремнем и считаю, что необходимо другими средствами воздействовать на ребенка. Но не существует в мире идеальных детей и идеальных родителей. Ситуации бывают разные: можем мы и в угол детей поставить, и шлепнуть иной раз. Без строгости невозможно полноценно воспитывать детей.

Исходя из вышеизложенного, считаю долгом каждого ответственного родителявыразить свой протест против нашей с Вами криминализации. Иначе будем жить как в "цивилизованном" Западе, боясь лишний раз сделать замечание ребенку. Семья - это место воспитания и любви, а не место совершения преступления!


  • 1

Новый Орлеан: крах морали

Гуманистическая этика, по мнению Фромма, признает человека законодателем и творцом норм. Моральным авторитетом в подобной системе владеет только лицо, обладающее реальной компетентностью в вопросах нравственности. Подобный авторитет рационален – он основан на уважении к человеку, на деле доказывающему свою состоятельность.

Авторитарная этика всецело базируется на авторитете иррациональном: силе, страхе, благоговении. Если в гуманистической этике признается реальное равенство между всеми представителями человечества, то авторитаризм разделяет общество на тех, кто способен определять, что есть добро и зло, и на тех, кто обязан без каких-либо сомнений подчиняться заданным свыше нормам. Творчество здесь уступает место принуждению, индивидуализм – безличному коллективизму.

Анализируя многочисленные высказывания и интервью в СМИ последних недель (более фундаментальный разбор ситуации – пока еще дело будущего), можно заключить, что трагедия в Новом Орлеане признается явным доказательством того, что гуманистическая этика, будучи достаточно привлекательной в теоретическом плане, обнаружила свою практическую несостоятельность. Так, по общему мнению, для начала власть должна была организовать всеобщую эвакуацию, даже невзирая на сопротивление горожан (прежде всего, ввиду их некомпетентности в оценке масштабов катастрофы), а не оставлять итоговое решение на волю каждого человека в отдельности. Иначе говоря, если не всегда, то, по крайней мере, в экстремальных ситуациях власть должна авторитарно устанавливать моральные приоритеты и вынуждать других следовать им. Что касается последующих дней террора, то пафос высказываний по их поводу можно выразить коротко: «мораль не способна существовать без кнута».

Причину трагедии, таким образом, нужно искать в переоценке возможностей индивида и его способности сознательного морального выбора, иначе говоря – в изъянах гуманистической этики с ее декларативным пафосом. Возможна ли иная точка зрения? Допустимо ли совершить логическую перестановку и представить обвинителя – авторитарную этику на скамье подсудимых? Хотя это кажется неочевидным, но основания для подобного хода аргументации имеются. В обществе, где декларируются равные возможности и идеалы свободы, но в реальности существуют очевидные различия в имущественном положении и фактических правах, провозглашаемые ценности могут признаваться только на формальном уровне и только под властным давлением. Оборотная сторона этого подчинения – постоянно подавляемая мстительность и ненависть, грозящие вырваться из-под контроля при первом же возможном случае.

С этой точки зрения, анархия в Новом Орлеане – проявление «темной стороны» авторитарной морали и ответственность за трагедию несет именно иррациональный авторитет, породивший мстительность посредством страха и насилия. Так, массовое дезертирство полицейских, оставшихся охранять убежища, показывает, что авторитет власти не основывался на компетентности, а дальнейшие события полностью перечеркнули все ее претензии на какой-либо рациональный моральный авторитет.

  • 1