?

Log in

No account? Create an account

okrosh


Живи настоящим, помни о прошлом и думай о будущем.


Previous Entry Share Next Entry
Одна голова все-таки лучше двух. О двусмысленности российской политики.
okrosh

Меня очень радует и вдохновляет российская внешняя политика. Удары наших ВКС по позициям ИГИЛ в Сирии, демонстрация возможностей российского флота 7 октября текущего года и ошеломление западных элит вызывают гордость за свою страну. Однако мое «шапкозакидательское» настроение быстро остывает, когда я читаю новости, касающиеся внутренней политики и особенно экономической ее части. Все-таки двуглавый орел, изображенный на гербе России, на мой взгляд, очень точно отражает современную российскую политику. С одной стороны, наша страна вернулась на мировую арену в качестве основного геополитического игрока и вошла в очень серьезную конфронтацию с Западом, где ставки настолько велики, что новая холодная война не сегодня-завтра может перейти в очень горячую фазу. С другой стороны, наше правительство продолжает губительный либеральный экономический курс в духе 90-х годов, молясь о возвращении зарубежных инвесторов, словно на экономическом фронте у нас война не такая жесткая, как на геополитическом, и вообще, как бы и нет ее совсем, так, рядовые стычки. Мол есть «хорошие» западные инвесторы, которым мешают работать с Россией «нехорошие» западные политики. Вот мы сейчас покажем «Кузькину мать» этим «нехорошим» политикам, чтобы они отпустили «хороших» инвесторов. Тогда-то и исполнится давняя мечта о том, что Россия наконец-то сольется в буржуазном экстазе с Европой. Вот и за поддержку «правильного» курса нашему главе ЦБ «печеньку» недавно дали, а экономисты уже сообщают, что иностранные инвесторы возвращаются в Россию.

Получается, что Россия в Сирии и на Украине дает жесткий отпор Западу, фактически заявив свои претензии на мировое лидерство в рамках многополярного мира, а экономически пытается встроиться во враждебную капиталистическую систему на равных правах с ее ядром. При этом наше руководство всячески пытается откреститься от каких-либо имперских амбиций, в то же время зачем-то называя распад СССР "геополитической катастрофой", а русский народ "самым разделенным народом в мире".

Однако еще Владимир Ильич говорил в свое время, что «политика есть самое концентрированное выражение экономики...». Поэтому, очевидно, что разговоры про спасительных инвесторов в пользу бедных. Западные элиты не дадут нам встроиться в СВОЮ систему, а будут давить Россию на всех фронтах, используя все имеющиеся рычаги влияния (которых у них намного больше, чем у нас). Они не захотят пускать в свой европейский дом огромного непредсказуемого русского «медведя», хотя бы потому, что им очень нужна его шкура, которую можно получить только с мертвого тела.

Кроме того, любая экономическая модель всегда базируется на идеологии: Великая отечественная война велась не просто между двумя странами, но в первую очередь между двумя идеологиями, тогда коммунистическая взяла верх над фашистской (по факту крайней разновидностью идеологии капиталистической). Теперь же получается, что мы ведем борьбу в рамках одной идеологии - капиталистической. А если борьба ведется до полного уничтожения противника, то как мы сможем одержать верх на чужом идеологическом поле, имея нынешнюю капиталистическую систему, построенную на тотальном воровстве 90-х годов? Да, если рассматривать нынешнюю конфронтацию не как войну, а как пусть и серьезную, но все-таки стычку, то можно и не задаваться подобными вопросами. Но ведь это вопрос уже не только безопасности всей страны, но в том числе и безопасности тех, кто ею руководит. Судьба Каддафи, Хусейна и др. не даст соврать.

Значит вопрос идеологии не просто встал ребром, а уже бьет нас этим ребром по шее! Что мы можем предложить в качестве альтернативы глобальному капиталистическому беспределу? Другой капитализм? Так сказать, капитализм «с человеческим лицом»? Хорошо, лицо у капитализма может быть человеческим, только звериное нутро никуда не исчезнет. Эта система может работать только по закону джунглей и даже если мы, объединившись с Китаем и другими странами БРИКС, сумеем одолеть англосаксонский Запад, гонка на выживание никуда не исчезнет. Никакие гуманистические правила не смогут удержать наши страны от поедания друг друга. В этой системе «должен остаться только один» (с).

Поэтому, на мой взгляд, у нас есть только один реальный шанс на выживание, несмотря на то, что одну попытку мы уже спустили в унитаз гайдро-чубайсовских реформ. Пока еще не поздно попытаться снова, максимально учитывая все ошибки прошлого раза.